пробник

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » пробник » flash-back » A big man with a plan has got a storm a coming, monster coming


A big man with a plan has got a storm a coming, monster coming

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

- дата: 1963 г, 16.11.
- действующие лица: Орион, Вальбурга, дух чулана и заочно — все почтенное семейство.
- место действия: чулан, половичок у чулана и несколько не менее прекрасных помещеньиц, известных только чудной паре.
- сюжет: о пользе ссор, опрометчивых заявлений и силе гнева Ориона.

+1

2

Вальбурга не тиран, не деспот, не самодур и, уж тем более, не держит своего мужа под каблуком.
У Вальбурги дурной характер, чрезмерная вспыльчивость и уходящее в стратосферу самолюбие, из-за чего разношерстая публика находила возможным ошибаться, принимая желаемое за действительное. Или, что чаще, с полным осознанием дела распространять дурные слухи.

Лукреция (Блэк) Прюитт, совмещая в себе  первую сплетницу почтенного семейства, мерзкую брюзжалку и горячо любимую сестру Ориона, считала необходимым не только выступать мгновенным передатчиком искаженной вкривь информации, но и делиться этой информацией с ее непосредственным героем.
Миссис Блэк Лукрецию не переносила на дух. Она, казалось бы, скорее позволила одному из своих сыновей притащить в дом какую-нибудь мерзкую полукровку, чем согласилась видеться с ней чаще, чем на основные красные даты календаря.
День рождения Сириуса, по разумному замечанию, этой датой все же считался.

Едкий нрав троюродной сестрицы не заставил себя ждать: едва ли не на десятой минуте  присутствия на Гриммаулд Плэйс она, скроив из напомаженных губ любезнейшую улыбочку, сообщила Вальбурге, что категорически не понимает ее методов воспитания.
- Дорогуша, может быть тебе стоит не кричать на моего брата, а заняться воспитанием сына? Сириусу всего четыре года, а он уже выглядит безнадежным. Не удивлюсь, если его отправят на Гриффиндор!
Вопреки общественному мнению, миссис Блэк всегда знала, когда переходит грани дозволенного. Знала, но не могла остановиться.
– Никакие методы воспитания, Лукреция, не помогут мне вытравить гнилые гены. Что поделать, если Сириус пошел не в моих предков, а в ваших?
Прюитт уже успела унять ехидное выражение на лице, обиженно выпучив глаза, Орион — угрожающе сощуриться, Регулус — понять, что у старших что-то неладно и ухватиться за мамино платье, требовательно отвлекая ее от «плохой тетки», но Вальбурга не считала необходимым остановиться.
– И ты бы лучше занялась рождением собственного сына, чем постоянно вмешивалась в чужие дела! — голос подрагивал от злобы, обиды за себя, обиды за сына и обиды на Ориона, который даже сейчас, молча, умудрялся демонстрировать то, что целиком и полностью на стороне своей старшей сестры. Но Вальбурга — Блэк. По крови, по фамилии и духу, а значит — могла постоять за себя сама.

Даже перед мужем. И было же перед кем! Тот не стучал кулаком по столу, не раздавал неугодным пощечины, крайне редко повышал голос, но воздействовал куда эффективнее Вальбурги. В ее присутствии он кричал всего один раз — на колдомедиков, слишком неумело, нерасторопно и бездейственно принимающих у нее роды. Впрочем, тогда Ориона испугалась даже она.
Вальбурге удивительно редко удавалось вывести его из душевного равновесия. Тот мог совестить ее многозначительным молчанием, мягко убеждать в неправоте и чуть раздраженно откладывать документы/книги/газеты, но не более того. Но сейчас — Блэк чувствовала это — она зарвалась, и муж ей этого просто так не оставит, что заставляло желудок сжиматься в волнительном предчувствии.

Гости стали расходиться непростительно рано. По крайней мере, так казалось обеспокоенной женщине, отчаянно не желавшей оставаться с мужем наедине, как бы сильно ей не претили массовые собрания многочисленных родственников. И, как назло, даже Регулус, почувствовавший запах керосина, отправился спать без лишних пререканий и требований рассказать очередную легенду про Салазара Слизерина и первую завезенную на Туманный Альбион хвосторогу.

— Кричер, убери, поскорее, за гостями! - нервно крикнула миссис Блэк, тоскливо наблюдая за отправленным в комнату грозным отцовским взглядом Сириусом, своей последней муа-ха-ха-хах! /c/ надеждой. А, впрочем, лучше бы муж покричал, чем молчаливо обижался. Вальбурга знала, что первое состояние сходит на нет куда быстрее, чем   второе, а долго существовать без внимания любимого мужа она решительно не могла. Кто там заикался про брак по расчету?

— Отпусти! — требовательно воскликнула Блэк, в момент забывая о желании загладить свою вину. Орион уверенно потянул ее из гостиной, вцепившись в плечо стальной хваткой.

– Отпусти! - еще громче восклицает Вальбурга, исступленно вырываясь. Орион зло молчит.

- Дети увидят, - яростно шипит Вальбурга, еле успевая переставлять ноги — муж явно не заботился об удобстве передвижениях. — Что они поду... Нет!
Несколько секунд, потрясающая ловкость oрионовых рук, эффект неожиданности и миссис Блэк, мать двоих сыновей, старшая дочь Поллукса Блэка и троюродная сестра львиной доли чистокровных волшебников оказалась заперта в чулане. Второй раз за супружескую жизнь! На этот раз — специально.
И пусть чуланом это помещеньеце считалось довольно давно, а сейчас (неожиданно) представляло собой уютненькую комнатку, с уютным креслом (!), светильником и портретом Ориона, негодованию Вальбурги не было предела.

— Не удивительно!.. - женщина ожесточенно стукнула рукой о дверь. Выбраться отсюда, благодаря некоторым экспериментальным манипуляциям мужа, можно было только с его дозволения. То есть, путем воплей, угроз и мольбы. — И правда, не удивительно, что Сириус растет таким! Ненормальный! Выпусти меня отсюда немедленно!
Одним из неоспоримых достоинств любимого мистером Блэком чулана было в том, что он находился достаточно далеко от комнат детей, чтобы не потревожить их криками.

Отредактировано Walburga Black (2011-04-04 19:59:11)

+1

3

Орион Блэк - известный в узких кругах сатрап, тиран и домомучитель. Он подсыпает гостям в жаркое толченое стекло, избивает сыновей за непослушание и ничего не знает про плохую наследственность. А жена при нем и слова-то сказать поперек не может, душенька, измучилась вся. Из достоверных источников известно, что всех провинившихся он запирает в подвале, морит голодом и стихами собственного сочинения. Остерегайтесь.
[источник не указан n дней]

Гриимаулд Плейс, 12 - оплот зла астрономического масштаба. Правда, пирожки очень вкусные.
[источник не указался n дней и скрылся в неизвестном направлении]

Как ни крути, Орион Блэк - личность впечатляющая, загадочная и - что самое прекрасное! - молчаливая.
Его молчание расценивали по-разному. Особо восторженные персоны - те самые, что желают ему поскорее овдоветь, - щебечут о проявлении невиданной силы воли, потрясающего характера и неотразимой харизмы. Другие, вероятно отлученные от дома Блэка, брызжут ядом в радиусе ста футов, визжат, топают ножками и соболезнуют Вальбурге. Из зависти, видимо.
Зависть была столь крепка в отдельных представителей чистокровного общества, что они не только распространяли подозрительные слухи, мало похожие на правду, но и приходили к ним домой, расшаркивались, откушивали пирожка аль жаркого по фирменному рецепту Кричера - и начинали разговоры на скользкие неудобные темы, поминутно жалуясь на свою жизнь. Разумеется, им было все известно гораздо лучше, нежели чете Блэков. Жираф, как известно, большой!
И ему видней.

В любом другом случае Орион, все так же молча, испепелял взглядом острых на язык тетушек, словоохотливых после обильного приема пищи, вгоняя тех в стыдливый анабиоз. Причин могло быть как минимум три - родственничек должен быть глуп, неосмотрителен и лишен чувства самосохранения. Последнее бы наверняка мягко намекнуло, что интересоваться методами воспитания сыновей - как минимум неприлично. Еще неприличнее пытаться выдать озорство старшего за признаки подступающей красно-золотой болезни. В его-то семье! В его присутствии! Инсинуации!
Блэк сохранял скучающее выражение лица, припоминая, что Лукреция Пруэтт, в девичестве Блэк, по совместительству его родная сестра, - не имела возможности продемонстрировать на собственном примере искусство воспитания юной личности. Более того, она не улавливала намекающих взглядов брата, уже полминуты активно пытавшегося подать его сигнал остановиться, прикусить язык и подумать о своем поведении.
Нет, Орион - не бездушная сволочь и не ужасный брат, просто родственников, увы, не выбирают.

Скорее всего, он продолжал бы хранить нейтралитет, не вмешиваясь в дальнейшую дискуссию любимой жены с дражайшей сестрицей, если бы... Ох, это если бы. Прежде, чем он успел расшифровать двустороннюю обиду на лицах спорщиц, он повторил про себя фразу Вальбурги - и выдохнул. Недобро так покосившись в сами-понимаете-чью сторону.
Гости, почуяв неладное, начали собираться и шуршать, переговариваясь шепотом, сбиваясь в кучки - видимо, чтобы взрывная волна гнева Блэка их не накрыла. Лукреция весьма тепло попрощалась с братом, приобнимая его за широкие плечи и радушно улыбаясь особо мерзенькой разновидностью улыбки, и даже помахала на прощание миссис Блэк. Вслед за гостями наступила очередь сыновей. Регулус проявил потрясающее послушание и - или? - интуиция, без пререканий отправляясь спать, пожелав спокойной ночи родителям особенно быстро. Интуиция Сириуса не так беспокоилась за хозяина, любопытство требовало скорейшей развязки - но отцовский взгляд не оставлял никаких шансов. Спать!
Кричер суетился на кухне, убирая за гостями, брякал тарелками, и в полной тишине казалось, что там орудует по меньшей мере полсотни домовых эльфов.

Жена была бесцеремонно схвачена за предплечье и отконвоирована к месту заточения. Чулану.
Собственно, таковым он давно не являлся, и беспокоясь о его внешней безопасности, Орион подумал и о внутреннем убранстве, заранее подготовив будущему узнику приятное времяпрепровождение, к коему располагала его фотография на тумбочке, семейное древо на стене и кресло - для размышлений о своем поведении.

Ловкость рук и никакого мошенничества! Сохраняя тишину, старательно ее оберегая, как свое особенно любимое средство борьбы против вредных жен, Блэк запер Вальбургу прежде, чем она успела понять, куда он ее потащил. Прислонившись плечом к двери, Орион с мрачным удовлетворением и ехидной улыбкой, достойной того, чтобы ее видели не только стены и лестница, слушал жену. Внимал. Переломить Вальбургу было так же невозможно, как ей - выбраться из заточения. Блэк. Истинная Блэк, не какая-нибудь вам там Розье. Он был готов слушать от нее практически все, иммунитет к громким звукам, звону посуды и упрекам в свой адрес у него выработался еще в первый год совместной жизни. Любовь, вы говорите?

Правда, как только Блэк подумал, что немного погорячился, с любимой женой-то, что лучше ее было бы выпустить и поговорить по-человечески, как вдруг! Вальбурга открыто, искренне и громко повторила то, что сам Орион считал исключительно пикой в сторону Лукреции. Он-то? Ненормальный? Ааах так?
- Дорогая, мне кажется, что ты забываешь о первостепенной роли материнского воспитания. Оно исключительно сильно влияет на дошкольников.
Самое страшное - он никогда не повышал голос, за исключением пары раз. Ровный скучный тон, каким можно зачитывать письма или прогноз погоды.
Орион был настроен решительно сурово. Вальбурга абсолютно точно не увидит родных стен как минимум до утра. А там - посмотрим.

Отредактировано Orion Black (2011-04-23 23:09:53)

+1


Вы здесь » пробник » flash-back » A big man with a plan has got a storm a coming, monster coming


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC